Обычно они страдают слизистой формой заболевания, с пропитанными

Обычно они страдают слизистой формой заболевания, с пропитанными IgE клетками ткани тощей кишки, повышенный уровень IgE в жидкости двенадцатиперстной кишки, атопические заболевания, повышенный уровень концентрации IgE, позитивный кожный инъекционный тест в ответ на различные виды пищи и ингалянты, эозинофилию в периферической крови, железодефицитную анемию и гипоальбуминемию. Диагноз аллергического эозинофильного гастроэнтерита основывается на соответствующем анамнезе, и данных гастроинтестинальной биопсии, при которой выявляется характерная эозинофильная инфильтрация. Для того, чтобы с уверенностью исключить эозинофильный гастроэнтерит может оказаться необходимым осуществить биопсию из различных мест (иной раз до восьми), так как распространение эозинофильных инфильтраты может быть очаговыми /5/. У пациентов со слизистой формой заболевания могут отмечаться атопические симптомы, такие как повышение уровня концентрации IgE в сыворотке крови, позитивный кожный тест и радиоаллергосорбентный тест (radioallergosorbent tests – RAST) и периферическая эозинофилия.

Другими лабораторными признаками заболевания могут быть кристаллы Шарко-Лейдена (Charcot-Leyden) в стуле, анемия, гипоальбуминемия и патологический тест с D-ксилозой. Может потребоваться двенадцатинедельная элиминационная диета, до того как симптомы полностью разрешатся и данные кишечной биопсии нормализуются. Состояния, вызываемые не-IgE–опосредованной пищевой аллергией включают пищевой (диетический) белковый энтероколит, диетический белковый проктит и целиакийную болезнь. Диетический протеиновый энтероколит, так же известен как белковая непереносимость, это состояние наиболее часто появляется у детей между 1 неделей и 3 месяцем жизни. В типичных случаях симптомы ограничиваются желудочно-кишечным трактом и состоят из повторной рвоты и диареи /6/. Они могут быть достаточно сильными, чтобы вызвать дегидратацию. Наиболее частыми причинами этого синдрома является коровье молоко и соевый белок (особенно в смесях для питания грудных детей), а у старших – чувствительность к яичному белку. Это расстройства имеет тенденцию исчезать в возрасте от 18 до 24 месяцев жизни.

У детей страдающих диетическим протеиновым энтероколитом часто имеется скрытая кровь в кале, полиморфноклеточные нейтрофилы (polymorphonuclear neutrophils – PMN), эозинофилы и редуцированные субстанции (что указывает на мальабсорбцию сахаров). Кожный инъекционный тест на подозреваемый пищевой белок в типичных случаях отрицателен. Биопсия тощей кишки: в классических случаях отмечается уплощение ворсинок, отек и повышение количества лимфоцитов, эозинофилов и тучных клеток. Пищевая провокация с подозреваемым белком обычно вызывает рвоту и диарею в течение нескольких минут или нескольких часов, что в некоторых случаях может привести к шоку. Определенное число детей с этим состоянием чувствительно к белкам сои и коровьего молока. Элиминация виновного аллергена обычно ведет к разрешению симптомов в течение 72 часов, хотя вторичная дисахаридазная недостаточность может персистировать в течение длительного времени /6/. Оральная пищевая провокация должна проводиться в медицинском учреждении, потому что она может вызывать сильную рвоту, диарею, дегидратацию и гипотензию. Провокация состоит в назначении подозреваемого пищевого аллергена в дозе 0.6 г/кг веса /6/. Диетический протеиновый проктит в общем, появляется в первые несколько месяцев жизни и часто вызывается коровьим молоком и гиперчувствительностью к белку сои /7/. Дети с этим расстройством часто не выглядят больными и имеют нормальный оформленный стул; а аллергия проявляется благодаря наличию крови в стуле (микроскопически видимой или скрытой).

Комментарии закрыты.