Риск переломов проксимального отдела

Риск переломов проксимального отдела бедренной кости также весьма высок и увеличивается примерно в 3 раза по сравнению с контролем. Сходная частота переломов зарегистрирована у больных синдромом Кушинга. Особенно высокая частота переломов костей скелета (54%) зарегистрирована у больных после трансплантации. В целом ГКОП рассматривается как самая частая форма вторичного остеопороза и по распространенности (учитывая чрезвычайно широкое применение ГК в медицине) занимает второе место среди всех форм остеопороза, уступая только постменопаузальному и сенильному.

Механизмы развития ГКОП весьма многообразны, реализуются на нескольких уровнях и непосредственно связаны с молекулярными механизмами, лежащими в основе биологической активности ГК (см. рисунок). Одной из важных причин ГКОП является снижение кишечной абсорбции кальция, усиление почечной экскреции и ослабление канальцевой реабсорции фосфора и кальция. У больных, у которых фоне лечения ГК развивается перелом позвоночника, уровень абсорбции кальция существенно ниже, чем у больных, леченных ГК, но без переломов тел позвонков. Необходимо иметь в виду, что ГК ингибируют только активную кишечную абсорбцию кальция, в то время как пассивная диффузия через стенку кишечника несколько возрастает и становится основным механизмом поступления кальция в организм больных, леченных ГК. Следовательно, нарушение абсорбции кальция на фоне ГК-терапии может иметь особенно важное значение в развитии остеопороза при ограничении поступления кальция с пищей. Уменьшение абсорбции кальция может быть связано со снижением синтеза и нарушением метаболизма витамина D, что способствует снижению абсорбции кальция в кишечнике.

Все это вместе взятое создает предпосылки для развития вторичного гиперпаратиреоза, стимулирующего остеокласт-опосредованную костную резорбцию. Лечение ГК ассоциируется со снижением концентрации эстрогенов, тестостерона, лютеинизирующего и фолликулостимулирующего гормонов , обладающих анаболической активностью, и кальцитонина (естественный ингибитор остеокластопосредованной костной резорбции). На клеточном уровне ГК способны индуцировать апоптоз (программированная гибель клеток) и подавлять образование и активность остеобластов через уменьшение синтеза простагландина Е2 (ПГЕ2).

Помимо этого в остеобластах ПГЕ2 индуцирует синтез фактора роста эндотелиальных клеток (ФРЭК), играющего важную роль в васкуляризации костной ткани. Кроме того, ГК подавляют транскрипцию гена ФРЭК в остеобластах. Эти данные позволяют объяснить причины развития у больных, леченных ГК, не только остеопороза проксимального отдела бедренной кости, но и асептического некроза головки бедра. Большой интерес в последнее время вызывает роль дефицита дегидроэпиандростерона (ДЭАС). Напомним, что ДЭАС синтезируется в надпочечниках и является основным циркулирующим андрогеном у женщин. Адренокортикотропный гормон (АКТГ) индуцирует синтез ГК и ДЭАС, причем последний, как полагают, в определенной степени компенсирует катаболические эффекты ГК, в том числе и на костную ткань.

Комментарии закрыты.