Ann Allergy 1988;60:262 21. Metcalfe DD, Sampson HA: Workshop

Ann Allergy 1988;60:262 21. Metcalfe DD, Sampson HA: Workshop on experimental methodology for clinical studies of adverse reactions to foods and food additives. J Allergy Clin Immunol 1990;86:421 22. Executive Committee of the Academy of Allergy and Immunology. Personnel and equipment to treat systemic reactions caused by immunotherapy with allergic extracts (position statement). J Allergy Clin Immunol 1986;77:271 Практические подходы к диагностике пищевой аллергии Диагноз пищевой аллергии основывается на тщательном сборе анамнеза, селективных инъекционных тестах и результатах RAST (в том случае, если имеется подозрение на IgE – опосредованные расстройства), соответствующей элиминационной диете и слепой провокации. Диагностические тесты которые, по-видимому, не обладают существенной ценностью включают уровень антител специфичных к пищевым продуктам (IgG и IgG4), комплексы пищевой антиген-антитело, доказательства лимфоцитарной активации (поглощение, продукция интерлейкина -2, фактор торможениялейкоцитов) и сублингвальную и внутрикожную провокации. Слепые провокации не обязательны для постановки диагноза при всех подозрительных гастроинтестинальных расстройствах. Допровокационные и постпровокационные лабораторные данные и биопсия применяются для документирования клинической чувствительности при проведении открытых провокаций.

Элиминационная диета, то есть диета, из которой исключаются все подозрительные, судя по анамнезу, кожному инъекционному тесту и RAST пищевые продукты должна проводиться, по меньшей мере, одну – две недели. Для некоторых гастроинтестинальных расстройств, элиминационная диета может быть растянута до 12 недель до той поры пока не будет осуществлена соответствующая биопсия. В том случае, если после диеты не будет наблюдаться улучшение, мало вероятно, что причиной являются пищевые аллергены. В случае некоторых хронических заболеваний, таких как атопические дерматиты и хроническая астма, добавочные преципитирующие факторы могут затруднять дифференциацию эффектов пищевых аллергенов от других провоцирующих влияний. Одинарная «слепаяпровокация может помочь выявить подозрительные пищевые аллергены в клинических условиях. Предполагаемый диагноз пищевой аллергии основывается на анамнезе и кожном инъекционном тесте в том случае, если результаты RAST более не доступны, кроме таких обстоятельств как тяжелая анафилаксия после изолированного введения определенной пищи.

Очень важно, чтобы работник здравоохранения имел возможность поставить определенный диагноз пищевой аллергии. В том случае, если практика предполагаемого диагноза будет и дальше иметь место, более чем одна четвертая популяции будет продолжать изменять свои пищевые привычки на основании ложных представлений относительно пищевой аллергии.

Комментарии закрыты.