Брекет выполняет волю врача относительно

Брекет выполняет волю врача относительно того, в какую сторону и до какой степени поворачивать, или наклонять, или, наклоняя, поворачивать тот или иной исправляемый зуб. „Курс” брекета заложен в геометрии паза, через который передается внешнее усилие. У каждого брекета паз свой, индивидуальный. Он (паз) должен подходить к профилю силовой проволоки, а вот наклон к горизонтальной и вертикальной оси должен соответствовать сугубо конкретной задаче поворота зуба. Набор разновидностей геометрии пазов и соответственно набор брекетов таковы, что из них можно подобрать подходящий абсолютно для любого случая. Набор брекетов состоит из 20 штук, из которых 10 клеятся на верхние зубы, 10 – на нижние. На коренные зубы крепятся специальные металлические колечки, которые называются опорными. Тут такая специфика: серийно выпускаемые изделия для использования по индивидуальному назначению.

Итак, силовая струна через паз брекета оказывает небольшое, однако непрерывное давление на „неправильный” зуб. Эта непрерывность – днем и ночью, месяц за месяцем – не оставляет шансов зубу и окружающим его тканям в перерыве хоть сколько-то восстановить status quo, что делает лечение высокоэффективным. Только несъемные аппараты могут двигать зуб корпусно, то есть без наклона выпрямить корень зуба, укоротить или удлинить зуб, повернуть зуб по оси. Наконец, только несъемными аппаратами можно исправить неровные зубы у взрослых пациентов. Местный парадокс: клиентура невелика, но очереди большие. Учитывая сказанное, правомерно спросить, почему столь прогрессивный метод лечения так долго – чуть ли не сто лет – пробивался в массовую практику во всем мире, а у нас еще и сегодня лишь на пути к ней. Ответ прост: это очень дорогое удовольствие. Требования, предъявляемые к самим материалам, используемым в брекет-ортодонтии, к их механической обработке весьма высоки, что и определяет их высокую стоимость. Так, на детали из проволоки идут никель-титановые сплавы. Значит, вы имеете проволоку, во-первых, сверхэластичную, а во-вторых, обладающую свойством, именуемым памятью формы.

Сверхэластичность проявляется в том, что вы можете эту проволоку сколько угодно скручивать, изгибать, завязывать петлею – напрасный труд, она вновь тотчас вернется в исходное состояние. А вот оно – исходное положение – как раз задается в „память”. Форма может быть сколь угодно замысловатой, однако при наступлении определенной температуры – скажем, 36,6 градуса Цельсия, проволока, какой бы ни была до того, „вспоминает” и принимает очертания, которые ей были заданы. Если положить ее в холодильник, она форму потеряет.

Комментарии закрыты.