Наиболее серьезной проблемой является то, что назначение бензодиазепиновых

Наиболее серьезной проблемой является то, что назначение бензодиазепиновых снотворных в этом случае чревато серьезными осложнениями, так как они снижают мышечный тонус и угнетают активирующие системы ствола головного мозга.  Клиническая феноменология И включает пресомнические, интрасомнические и постсомнические расстройства. Пресомнические нарушения – это трудности начала сна, и наиболее частой жалобой является трудность засыпания; при длительном течении могут формироваться “ритуалы отхода ко сну”, а также “боязнь постели” и страх “ненаступления сна”. При полисомнографическом исследовании этих пациентов отмечают значительное нарастание времени засыпания, частые переходы из I и II стадий первого цикла сна в бодрствование.

  Интрасомнические расстройства включают частые ночные пробуждения, после которых пациент долго не может уснуть, и ощущения “поверхностного”, “неглубокого” сна. Полисомнографическими коррелятами этих ощущений являются значительная представленность поверхностных стадий (I и II ФМС), частые пробуждения, длительные периоды бодрствования внутри сна, редукция d-сна, увеличение двигательной активности.   Постсомнические расстройства (расстройства, возникающие в ближайший период после пробуждения) – это проблема раннего утреннего пробуждения, сниженной работоспособности, “разбитости”. Пациенты недовольны проведенной ночью и характеризуют сон как “невосстановительный”.

К постсомническим расстройствам можно отнести и неимперативную дневную сонливость, возникающую, по нашим данным (специальные анкетные исследования), у 56% больных И в активном бодрствовании и у 87% в состоянии покоя. Особенностью этой сонливости является трудность засыпания даже при наличии благоприятных условий для сна.  По-видимому, 5-часовой сон является своеобразным физиологическим минимумом, не достигая которого в течение 3 ночей человек получает изменения в структуре ночного сна, аналогичные таковым после одной ночи без сна. Не менее 20% страдающих И предъявляют жалобы на слишком короткий сон, не конкретизируя проблем начала или поддержания сна, указывая на субъективную длительность сна менее 5 ч.  Более 20% больных среднего возраста и 36% пациентов пожилого возраста предъявляют жалобы на все три вида нарушений сна, и эти группы, как правило, наиболее сложны для курации.  Нередко больные предъявляют жалобы на полное отсутствие сна в течение многих ночей, однако при объективном полисомнографическом исследовании сон не только присутствует, но его продолжительность превышает 5 ч (достигая порой 8 ч), а структура сна не слишком деформирована. Такая ситуация определяется как агнозия сна. Причина ее возникновения не определена, однако чаще подобный феномен наблюдают у женщин в возрасте от 46 до 60 лет, не имеющих грубых эмоциональных и соматических расстройств, и у больных, страдающих психическими заболеваниями. Следует подчеркнуть, что в подобных случаях назначение снотворных препаратов (особенно при длительности сна 6 ч и более) нерационально.

 Таким образом, базой парадигмы диагностики И  1. Индивидуальный хронобиологический стереотип человека (сова – жаворонок).  2. Учет культуральных особенностей (например, сиеста в Испании).  3. Профессиональная деятельность (ночная и сменная работа, транстемпоральные перелеты).  4. Определенная клиническая картина.  5. Результаты психологического тестирования (оценка особенности личности, а также уровней депрессии и тревоги).  6. Результаты полисомнографического исследования.  7. Оценка сопровождения И (соматическая, неврологическая, психиатрическая патология, токсические и лекарственные воздействия).

Метки:

Комментарии закрыты.