Проводят ее 5 раз в неделю, начиная с дозы УФБ, равной

Проводят ее 5 раз в неделю, начиная с дозы УФБ, равной 0,05–0,1 Дж/см. При отсутствии эритемы дозу УФБ постоянно увеличивают в каждой последующей процедуре на 0,05–0,1 Дж/см. Курс лечения составляет 20–30 процедур, при этом терапевтическая эффективность достигает 85–90%. При СФТ нет необходимости приема фотосенсибилизатора, который может вызывать нежелательные побочные эффекты в виде тошноты, рвоты, головокружения и чувства дискомфорта. Научные работы последних лет показали, что фототерапия УФБ–лучами спектра 311 нм обладает максимальной терапевтической эффективностью при минимальной эритемности и сопоставима по результатам лечения с ПУВА–терапией. Показания к проведению подобной терапии те же, что и при СФТ. К сожалению, этот метод лечения из–за недостаточной оснащенности кабинами с таким спектром в нашей стране распространен не очень широко, а именно он в скором времени по прогнозам ученых заменит селективную терапию, т. к. по скорости достижения ремиссии превосходит таковую. Фототерапия УФБ лучами узкого спектра 311 нм проводится 3–5 раз в неделю с начальной дозы 0,1 Дж/см. Следующая процедура проводится при отсутствии эритемы на 0,1–0,2 Дж/см больше, чем предшествующая. Курс лечения состоит обычно из 20–30 процедур. Как и при любом методе лечения, светолечение имеет нежелательные побочные эффекты, которые можно условно разделить на ранние и отдаленные. Ранние осложнения возникают во время проведения процедур, и к ним относятся фототоксическая эритема, кожный зуд и сухость кожных покровов.

Отдаленные побочные явления появляются гораздо позже в виде актинических повреждений (фотостарения) и стойких пигментационных изменений кожи. Кроме того, псоралены в состоянии проникнуть в хрусталик и образовать под воздействием УФА фотоаддитивные продукты с аминокислотами протеина хрусталика. Так как эти продукты представляют собой прочные соединения и не подлежат репарации, часто повторяющиеся экспозиции ПУВА могут привести к накоплению измененного белка хрусталика, однако это происходит в том случае, если больные не пользуются специальными фотозащитными очками.

Наконец, нельзя не считаться с мнением о том, что светолечение может повышать риск возникновения злокачественных заболеваний кожи, хотя мутагенное влияние фотохимиовоздействия в виде увеличения случаев хромосомных аббераций доказаны только в опытах. По–видимому, следует считать правильным мнение, что ПУВА может играть роль псевдостимулятора, то есть фактора, подавляющего механизмы иммунологического надзора, тем самым давая возможность проявиться эффектам, вызванным более сильными факторами риска (рентгеновское облучение, инсоляция, лечение в прошлом дегтем и т. д.). Если говорить о других методах лечения псориаза, то следует отметить значительные перемены в тактике ведения больных этим заболеванием за последние годы. В настоящее время значительно сократилось применение цитостатиков (метотрексат) и кортикостероидных препаратов (внутрь и парентерально – преднизолон, дексаметазон) из–за их серьезных побочных явлений. Однако появившийся сравнительно недавно в дерматологической практике комбинированный глюкокортикоидный препарат, состоящий из дипропината и динатрия фосфата бетаметазона, нашел широкое применение в купировании острых состояний, в том числе и при псориазе.

Комментарии закрыты.