Авторами сделан вывод о возможной связи между приемом высоких

Авторами сделан вывод о возможной связи между приемом высоких доз ИГКС и развитием надпочечникового криза. Развитие гипогликемии объясняется снижением запасов гликогена в печени, а также усилением гипогликемического эффекта инсулина в условиях дефицита кортизола. Не вполне понятно, что послужило основанием для назначения столь высоких доз ИГКС детям со среднетяжелой БА, у которых в предшествующий год не было тяжелых обострений.

При этом предписанная доза ФП существенно превышала не только официальные рекомендации компании-производителя (до 400 мкг/сут), но и международные рекомендации. Клинические проявления острого надпочечникового криза у мужчины 33 лет были иными. Он обратился с жалобами на повышенную утомляемость, потливость, снижение переносимости физических нагрузок.

Мужчина также страдал “сложной для контроля” БА и на протяжении предшествующих 3 лет получал ФП в дозе 1000–2000 мкг/сут, системных ГКС не принимал. Пиковая скорость выдоха (ПСВ) находилась в диапазоне 500–720 л/мин. Пациент был профессиональным спортсменом и не мог тренироваться и выступать при более низких значениях ПСВ. При выполнении пробы с кортикотропином были выявлены низкий уровень базального кортизола (69 нмоль/л при норме >200 нмоль/л) и недостаточное возрастание его уровня после стимуляции (до 256 нмоль/л при норме >500 нмоль/л). Через 3 нед после замены ФП на будесонид и снижения дозы препарата до 800 мкг/сут у пациента остро возникли тошнота, рвота, боли в животе, утомляемость, головокружение, снижение АД до 90/50 мм рт. ст. После введения гидрокортизона состояние улучшилось, АД возросло до 120/80 мм рт. ст. Необходимость назначения высоких доз ИГКС и здесь вызывает сомнения (при отсутствии обострений, требующих системных ГКС, и высоких показателях легочной функции). Вероятно, ФП использовался не столько для контроля над БА, сколько для улучшения спортивных достижений. Несмотря на возникающие вопросы, представленные клинические случаи заставляют задуматься о безопасности долговременной терапии высокими дозами ИГКС.

Вероятно, существуют пациенты, высокочувствительные к стероидной терапии. Назначение высоких доз ИГКС таким лицам может обуславливать повышенную частоту развития системных побочных эффектов. Пока неизвестны факторы, обуславливающие высокую чувствительность пациента к ГКС. Можно лишь заметить, что число таких больных крайне невелико (4 описанных случая на 16 млн. пациентов/лет применения одного только ФП начиная с 1993 г.). Таким образом, ИГКС были и остаются краеугольным камнем терапии персистирующей БА у детей и взрослых. Безопасность долговременного применения низких и средних доз ИГКС не вызывает сомнения. Длительное назначение высоких доз ИГКС может приводить к развитию системных эффектов, наиболее значимыми из которых являются замедление СЛР детей и угнетение функции надпочечников.

Метки:

Комментарии закрыты.