Это положение базируется на общности клинических проявлений, неспецифичности

Это положение базируется на общности клинических проявлений, неспецифичности полисомнографических изменений; общих принципах применения снотворных при И любого генеза, а также однонаправленном эффекте основных групп снотворных препаратов.  Типичной для психофизиологической И является ситуация больного, предъявляющего жалобы на трудности со сном, возникшие в ответ на стресс (который в этой ситуации может быть лишь фактором, реализующим/проявляющим скрытые нарушения). Нередко эта И не является продолжительной и не требует значительных лекарственных усилий.   Неврозы – это наиболее частая причина.

Результаты полисомнографических исследований показывают, что нарушения сна являются обязательными при неврозах, хотя по субъективным жалобам исследуемых можно разделить на две группы – плохо спящие (70%) (ГПС – группа плохого сна, т. е. предъявляющие жалобы на нарушения ночного сна) и хорошо спящие 30% (ГХС – группа хорошего сна, т. е. не предъявляющие жалоб на нарушения ночного сна). В ГПС изменения ночного сна имеют тотальный характер, нарушены все его основные показатели, включая циклическую и стадийную организацию. В ГХС изменения носят парциальный характер и заключаются в увеличении поверхностных стадий сна, числа пробуждений и движений.  Особое место среди факторов, вызывающих И, принадлежит депрессии и тревоге, которые могут быть первичными, т. е. основными страданиями (сезонная депрессия, большая депрессия, генерализованная тревога, панические атаки и т. д.) и вторичными, т. е. рождающимися из длительного течения (или витальной опасности) любого другого заболевания (неврологического, соматического и т. п.), модифицирующими и добавляющими ряд страданий, в том числе и И, в его клинические проявления (например, так называемый хронический больной).   Депрессия не только одна из наиболее частых причин И (нарушения цикла сон – бодрствование входят во все определения депрессии), но и одна из немногих, имеющих отчетливые полисомнографические корреляты, которые будут подробно рассмотрены в другой статье.

  Тревога не менее часто является причиной И. В начальном периоде она дебютирует с пресомнических расстройств, однако при отсутствии лечения достаточно быстро добавляются интра – и постсомнические нарушения. Полисомнографические изменения при тревоге неспецифичны и включают удлинение засыпания, увеличение представленности поверхностных стадий, двигательной активности и времени бодрствования во сне, снижение длительности сна и глубоких стадий сна. Важнейшее место фактора тревоги в нарушениях сна отчетливо просматривается и в их фармакотерапии, так как наиболее распространенные бензодиазепиновые снотворные препараты обладают одновременно и анксиолитическим эффектом.  Следует подчеркнуть, что любые препараты, обладающие седативным и снотворным эффектом (даже если они не применяются специально в качестве снотворных), могут модифицировать клиническую картину И. Особенно ярко этот эффект проявляется при назначении бензодиазепиновых снотворных препаратов с длительным периодом полужизни, которые могут сами вызывать постсомнические расстройства. Таблица 2. Некоторые представители основных групп снотворных препаратов  Синдромы, возникающие во сне (синдром апноэ во сне, синдром беспокойных ног, синдром периодических движений конечностей во сне), лидируют в качестве интрасомнических расстройств. И при синдроме “апноэ во сне” сочетается с храпом, ожирением, императивной дневной сонливостью, артериальной гипертензией (преимущественно утренней и диастолической), утренними головными болями. Частые ночные пробуждения у этих больных (И при синдроме апноэ во сне в основном характеризуется этим феноменом) являются своеобразным саногенетическим механизмом, так как направлены на включение произвольного контура регуляции дыхания.

Комментарии закрыты.