С целью коррекции патологического влечения

С целью коррекции патологического влечения к терапии присоединялись производные алифатических фенотиазинов, в частности тизерцина или аминазина перорально в курсовой дозе до 150 мг/сут. На этапе пребывания в стационаре (10-12 день терапии) больные начинали предъявлять жалобы на “плохое настроение”, “скуку”, настаивали на прекращении лечения, предъявляли в качестве мотива срочной выписки разнообразные внешние обстоятельства, которые при детальном расспросе оказывались утрированными или вымышленными, а реальным поводом оказывалась субъективно непереносимая для них обстановка стационара – “стены давят”, “пространство замкнутое”, неприемлемость дисциплинарных ограничений. Пациенты постоянно досаждали нарколога, психолога и близких родственников просьбами о досрочной выписке из стационара. Патологическое влечение к наркотику обычно категорически отрицалось, а если и признавалось, то с целым рядом оговорок. Отражением патологического влечения являлось стремление пациента любыми способами добиться назначения дополнительных психотропных препаратов, с предпочтением производных 1,4-бензодиазепина и барбитуровой кислоты. Ночной сон больных, несмотря на проводимую терапию, оставался неудовлетворительным из-за частых пробуждений, отсутствия удовлетворенности сном, затрудненного засыпания. В общем, можно сказать, что несовершеннолетние наркоманы с трудом вербализировали свое очевидно тягостное психическое состояние, тем самым, демонстрируя высокий уровень алекситимии. С целью коррекции аффективных нарушений назначались антидепрессанты: леривон (миансерин) в дозе 30-90 мг/сут, триттико (тразодон) в дозах 150-450 мг/сут. Таблица 2. Выраженность проявлений героинового абстинентного синдрома.

Изучение динамики порогов термоноцицептивных реакций как одного из маркеров состояния эндогенной опиоидной системы проводилось на 1, 15 и 30 дни пребывания в стационаре. Измерение порога проводилось при опускании первой фаланги пальца сначала правой, а затем левой руки пациентов в термостат с водой (Т 40°С) до появления первых неприятных ощущений, после которых пациент сразу отдергивал руку из воды. Измерение латентного периода ноцицентивной реакции измерялось секундомером. В день измерения порога боли фиксировалось состояние пациентов по диагностической шкале тяжести заболевания, а также проводился забор крови для определения энкефалиной активности в сыворотке.

Динамика порогов исследовалась на фоне индивидуально подобранной терапии. Энкефалиназную активность измеряли путем количественного определения радиоактивности продуктов ферментативной деградации 3Н-лейэнкефалина, выделяемых с помощью тонкослойной хроматографии по модифицированному методу определения энкефалиназной активности сыворотки крови человека. Анализ динамики порогов ноцицептивных реакций выявил предполагавшееся нами соотношение показателей болевой чувствительности с энкефалиназной активностью в ходе исследования. Было показано, что изначально высокое время полужизни лей-энкефалина (1,31+/-0,59 (мин)), указывающее на низкий уровень активности ферментов катаболизма опиоидных пептидов, к 15 дню пребывания в стационаре (период дезинтоксикации) достоверно снижалось до 0,99 (р=0,0017, коэф. корр.

Метки:

Комментарии закрыты.